Skip to content

Анонсы. Результаты. Ремонт сайта

Сергей Котов: спорт — это как рискованное земледелие

На прошлой неделе две легкоатлетки из Владимира выиграли медали чемпионата России. Елена Панова стала обладательницей золота в метании диска, а Алена Лысенко оказалась второй в метании молота. Обе девушки тренируются у Заслуженного тренера России, известного владимирского специалиста Сергея Котова. Впрочем, Сергея Викторовича хорошо знают и за пределами области. Он входит в число лучших судей России, если не является номером один в этом списке. ?менно Котов был главным рефери на московском чемпионате мира по легкой атлетике. Вот и в Чебоксарах на главном старте России он совмещал работу в судейском корпусе и тренера двух метательниц, которые принесли нашей области медали чемпионата.

— Сергей Викторович, ожидали такого успеха от своих подопечных на чемпионате России?

— Да ожидали, ожидали. Мы уже не первый год в элите легкой атлетики, собственно. Мы сейчас находимся в СДСШОР №4, это альма-матер всей владимирской легкой атлетики, это понятно, отсюда все растет, и в ближайшем будущем других источников пополнения сборной у нас не будет.
Ожидали, просчитывали, были свои варианты. Лена выступала с 2013 года достойно и на Универсиаде, и на чемпионатах России. А сейчас, после рождения ребенка, как только немного устаканилось в спорте, с физикой, стала взрослее, мудрее, опытнее, и результаты стали сами появляться.

Сейчас сложилось так, что готовились к Пекину. ? Лена Панова готовилась, и Алена Лысенко. ? то, что одна была первой, а другая второй — этот тот самый результат. Немного у Алены не получилось – это соревнование. Погода, условия, соперники. ? когда мы перед стартом уезжали, разговаривали с Александром Васильевичем Кучеровым (директор СДЮСШОР №4 — прим. автора), о том, что мы сделали все, финита ля комедия, дальше рулят только спортсмены, уже ничего нельзя исправить.

-А с победой вас кто из представителей власти поздравил?

— Меня поздравил директор. Поздравил президент федерации. Ну и все. Я понимаю, что это имеет значение только для нас.

С девчонками мы сейчас навели шороху. У каждого тренера сборной есть свои расклады. Эта должна быть первая, кто-то вторая, а тут одна появилась после родов, все голову чешут, ребенку только год, а она уже начала метать. А вторая вообще неизвестная. Хотя мы зиму прошли — и Лена, и Алена были в призах на всех чемпионатах. То есть, это не случайность, а плодотворная и большая работа. Это их заслуга по большому счету. Здесь вступает в силу закон, когда спортсмен уже взрослый, работает на своем самосознании. Тренер что-то может подсказать, где-то создать, уходит на роль менеджера-организатора. А вся пахота, это уже оттуда.

— Если бы еще ?рина Тарасова осталась в регионе, то весь комплект медалей в метаниях получили бы?

— Я больше скажу, там не выступала бегунья ?рина Давыдова, чемпионка Европы, худо-бедно она до следующего чемпионата будет официальной чемпионкой. Это основная претендентка на Пекин. В итоге у нас получается Тарасова, Давыдова, мы кормим всю Россию. Я продолжу эту тему. Проза нашей жизни. Решением нашего губернатора лучшим спортсменам области была предоставлена стипендия в размере 8 тысяч рублей. Департамент ее выплачивал последние полгода. В связи с тем, что Панова является спортсменкой параллельного зачета, ей урезали эту стипендию до 6 тысяч рублей. Последний месяц она получила 4 тысячи рублей. А сейчас решили совсем снять стипендию, потому что, видимо, есть более достойные люди. Вопрос даже не в этом, хоть четыре, хоть восемь тысяч, надо попробовать заставить любого чиновника потренироваться, попахать два раза в день, покушать, заплатить за квартиру 10 тысяч и показать еще результат. Вот это вопрос со многими неизвестными. Я сомневаюсь, что кто-то его решит. Здесь, в родном городе, в котором она прожила, куда мы ее вытащили соплюхой из Кольчугино. Сколько мы ей помогали, когда она здесь жила, училась, это огромный труд. В родном городе, получается, она не нужна. ? кроме вывески, что мы «политические проститутки», потому что она выступает еще и за Москву, мы ничего не получаем. Этот вопрос можно задать напрямую властям.

— Условий для метателей практически нет в нашем городе. Как удается при этом еще и показывать результаты?

— С тех пор, как я пришел в эту школу, мы безвылазно работаем в этих условиях. За эти сорок с лишним лет у нас никогда не было идеальных условий. Может быть парадокс — чем хуже, тем лучше. Это стезя владимирская, вернее даже российская. Честно говоря, бываю на сборах, на соревнованиях, а когда я судил чемпионаты мира, я объехал довольно много соревнований и стадионов много видел, наша база — это полный ущерб. У нас даже не каменный век, а еще до нашей эры. Можно, конечно, пускать сопли пузырями и гордиться всем остальным. Как руководство говорит, что мы всегда пиаримся, но реалии совсем другие. Допустим, мы находимся здесь, в зале. Честь и хвала, что нам помогли построить зал. Если бы не энтузиазм Александра Васильевича, если бы он не трепыхался, здесь не было бы дорожки. Был бы обыкновенный заурядный зал. Все воспринимают это, как должное.

Я тоже вроде бы никогда не стоял на месте. У нас отличная база была в центре города на Студеной горе, Пушкина 14а, но оттуда нас попросили. Но она там стоит разрушенная и, наверное, простоит долго. Благодаря личным связям сейчас нет у нас такого официоза, мы тренируемся в университете на стадионе. У нас там вагончики стоят, сетки ущербные. Вопрос-то в чем? Может, девчонки с самого начала не видели того идеала, который они сейчас видят на сборах. Мы приезжаем на сборы, они там в отличных условия, но основная работа идет здесь. Вот здесь мы пашем, здесь у нас есть свой зал тренажерный, и плюс то, что у нас есть в университете. Большего нет абсолютно ничего.

— Сергей Викторович, вас уважают в федерации, вы имеете там определенный вес, там вам помогают?

— Федерация помогает. Они берут спортсменок на сборы в Новогорск, где один день проживания с питанием стоит пять тысяч, там создают все условия и медико-биологические, но это не панацея. Человек должен жить у земли, должен жить с ребенком. А жить в этой спортивной резервации — я это начинаю сравнивать с узаконенными тюрьмами.

— ?мея авторитет такой в России, вы могли бы заинтересовать федерацию и построить здесь региональный центр подготовки, как, например, хотят сделать гимнастам?

— Нужна политическая воля руководства. В первую очередь губернатор и наша администрация города. Мы приходили к Борисенко с предложением строительства легкоатлетического манежа. У нас 7-8 месяцев в году зима или полувесна. Нам нужен манеж, он может быть комплексный, но он должен быть профессиональный. Например, двухсотметровый круг. То, что у нас в ФОКе, для школы отлично, но чтобы худо-бедно проводить какие-то соревнования и готовить спорт высших достижений, нужен хороший манеж. Но нам сказали, что земли в городе нет. Все скуплено, оказывается. Когда Андреев строил свой «Полярис», решили это вопрос. Он оттяпал полпарка. А сейчас, оказывается, нельзя решить. У нас так же остро стоит вопрос по стадиону «Торпедо». Само состояние стадиона плачевное, абсолютно. Вот мы сейчас там проводили соревнования, спартакиады школьников, было стыдно до слез. Но это у нас единственное сооружение, где еще можно проводить старты.

— Что значит быть тренером спортсмена высокого уровня?

— Тренерская работа, она сложная, надо учитывать результаты и здесь, в зале, плюс бытовуха, которая за спиной, нужно состыковать вопросы семейные, вопросы материального достатка. Получается, что тренер — и швец, и жнец, и на дуде игрец, и все, что угодно. А сейчас еще наваливаются вопросы медицинские, то есть огромный пресс допинг-контроля. В списке антидопингового агентства 3500 тысячи запрещенных препаратов. Я могу назвать там 10, 20 или 30 препаратов, но все остальное должны знать профессионалы. Поэтому у нас волосы дыбом встают от этого круга вопросов разных.

У нас среди профессионалов-тренеров бытует мнение, что работать с детьми очень просто в каком плане — сколько его не тренируй, ребенок за счет естественного роста (он все время растет) что-то показывает. ? если есть немного в голове, в плане подготовки, а ведь еще с советской школы методика была успешной, все равно кто-то появляется. У нас столько звездочек на уровне юношей и юниоров. А в спорте высших достижений уже другая песня, и она не свойственна нашей губернии ну никак.

Спорт высших достижений — это бизнес. Это практически как рискованное земледелие, если так можно сравнить. Мы можем вложить туда миллионы и ничего не получить, а можем быть в огромном фуроре. Я честно вам скажу, я с ностальгией вспоминаю времена коммунистов. В Советском Союзе спорт — это была политика государства. ? государство радело и вело спорт высших достижений, потому что наряду с ракетами и балетом был спорт, которым можно было рубить и затыкать все, что можно. Это был имидж страны. Сейчас я понимаю, что времена изменились, но бросить на самотек такое перспективное дело, это не разумно. Ситуация в области, все знают, она плачевна, и спортсмены бегут из-за этого.

— А в соседних регионах лучше?

— ?деальный вариант — это Москва и ее область, это по стране. Все дело в том, что сейчас глубинки поднялись очень сильно. Сейчас поднялся Краснодар, Волгоград. Я не случайно провожу чемпионаты России не в центре, не в Москве, а Чебоксарах, Саранске, Казани, это те республики, которые вкладывают огромные деньги. Это перспективное дело. Наряду со здоровьем спорт высших достижений — это лицо нации. Они показывают свое лицо, мы вот именно такие. Я удивляюсь, почему у нас нет такого. Почему мы не хотим показать этого?

— То есть, в ЦФО спорт вымирает?

— Да, ЦФО именно в таком положении. Все сетуют на близость Москвы, все туда перебегают. Ну это же не сегодня сложилось. Мы с 1999 года дружим с Московскими школами, и не было бы сейчас того, что есть, это помощь извне. Так что наши успехи это благодаря помощи столицы. ? чем мы лучше выступаем, тем нас больше клюют здесь.

— Поступали предложения уехать?

— Я пойду в департамент на эту тему разговаривать. Вопросов очень много. Окно драфта, вот этого переходного, закрывается в этом году, потому что следующий год олимпийский. ? опять мы возвращаемся к тому, что спорт — это рискованное земледелие. Может спортсмен попасть, может не попасть в Рио. Биться будут, и накал на Олимпиаду всегда особенный. Там всплывет столько народу, к этому надо готовиться. Ну а на четыре тысячи можно даже не готовиться. Там нужны другие деньги, другое обеспечение. Человек не должен думать о быте. Он должен жить в хороших условия. Он должен хорошо питаться, а уж остальное мы научились делать и доказываем это из года в год. А у нас получается все наоборот. Это удручает, честно говоря.

21-го августа Панова уезжает в Пекин, а 24-го выступает. Реалии такие (то есть я просчитываю, знаю динамику результатов), если сильно не испугается, она будет во втором круге соревнований. То, что она не выиграет чемпионат мира, это реалии. На данный момент есть люди более достойные. Так что пока не реально. Но вопрос другой — мы возвращаемся оттуда, и предложений очень много. Регион не хотелось бы менять, так как я понимаю, чем это закончится для меня, для директора СДЮСШОР№4. Но девчонки задают мне эти вопросы. Сколько можно? Ленка Панова сейчас глава семьи, кормилица. Муж, ребенок — вот так мы и живем.

— Как Вы успеваете тренировать и участвовать в судействе?

— Все официальные чемпионаты с 2000 года и отборы на Олимпийские игры и чемпионаты Мира я проводил в качестве главного судьи. В том числе и чемпионат 2006 года как первый заместитель и 2013-го как главный судья. Это мешает в тренерском деле очень здорово. Возможности у тренера на соревнованиях, когда он не обременен обязанностями, гораздо больше. Он может со спортсменом и пообщаться, и как-то подготовить, в то время как меня загоняют в другие рамки. Я, исполняя обязанности судьи, должен стоять у забора, где дергают со всех сторон. В этот раз я ушел с арены и помогал всем из-за забора абсолютно непредвзято, и общался со своими девчонками.

Это хорошая штука. Опять же мы говорим, что спорт высших достижений, это немного другое. ? нельзя подходить к массовому спорту, допустим, «Кроссу наций» или первенству города, с позиции проведения чемпионата мира. Я против того, чтобы судить эти соревнования, но меня просит Александр Васильевич. Я не хочу проводить вот эти мелкие соревнования, потому что у меня требования немного другие. Но мы судим все соревнования абсолютно.

— Расскажите какой-нибудь запоминающийся случай из судейства?

— Пожалуй, самый запоминающийся случай был в Туле. Основной принцип соревнований — они должны продолжаться без остановки. А тут в секторе для метания, где сетка высотой 12 метров, один из лучших молотов застрял практически наверху. Вот все стояли, думали, что делать. Крики, ор, кто лестницу, кричит, надо нести. А у нас в бригаде был Демьянов, ему под семьдесят лет. Он стоял, стоял, набычился, снял ботинки и полез его снимать. Народ был поражен. Про судейство можно рассказывать много, это и казусы были, и опасные моменты. Мы работаем со снарядами и людьми. А спортсмен, когда настроен на результат, полностью отрешается. Он может и послать, и тут надо соблюсти паритеты, чтобы все было законно.

?сточник: provladimir.ru

Posted in Пресс-центр.

Метки: .

Сергей Котов: спорт — это как рискованное земледелиеСпорт 33 региона


0 Responses

Stay in touch with the conversation, subscribe to the RSS feed for comments on this post.



Some HTML is OK

or, reply to this post via trackback.